Как в ОДКБ с Интернетом воюют

Возвращение в УК России статьи о клевете с гигантскими штрафами дает основания назвать Организацию Договора о коллективной безопасности, куда входит РФ, союзом полицейских государств. Ведь решение укоротить языки «интернет-писакам» — чуть ли не единственная работающая договоренность членов данной структуры.

Нижняя палата российского парламента в заключительный рабочий день весенней сессии одобрила во втором и третьем, окончательном, чтении возвращение в Уголовный кодекс РФ статьи о клевете– «унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме». Отныне за такого рода правонарушение предусмотрены штрафы до 5 млн рублей.

В связи с этим интернет-сообщество бьет тревогу, полагая, что основная задача данных новшеств – ограничить свободу высказываний в Рунете. Однако укоротить языки «интернет-писакам» в РФ решили почти синхронно с другими странами-членами ОДКБ.

Усложнять жизнь тем, кто осмеливается критиковать высочайшие решения, в СНГ собирались еще до напугавшей новых феодалов «арабской весны». Правда, раскачивались ответственные товарищи долго, и сначала это оформлялось в пламенные спичи о необходимости борьбы с терроризмом, порнографией, нарко- и работорговлей.

Так 21 декабря 2010 г. председатель Совфеда Сергей Миронов предложил для формирования системы информационной безопасности государств ОДКБ гармонизировать национальные законодательства. Однако отправной точкой этой «гармонизации», вероятно, стоит считать 20 декабря 2011 года, когда лидеры стран ОДКБ обсудили «вопросы оптимизации информационной безопасности» в Кремле. Это произошло в момент передачи председательства в ОДКБ от Белоруссии к Казахстану.

Белорусский опыт

А Минску было чем поделиться: 2011 год стал для Александра Лукашенко годом невиданных испытаний. Несмотря на то, что с 2010 года провайдеры обязаны идентифицировать абонентские устройства пользователей, а владельцы интернет-кафе — идентифицировать посетителей, весной – летом кризисом в экономике умело воспользовались организаторы сетевых флешмобов.

Спустя несколько месяцев Лукашенко признал, что так называемую «революцию через социальные сети» удалось предотвратить благодаря молодым лояльным хакерам — это они вместе со спецслужбами блокировали крамольные группы и создавали альтернативный информационный шум, дезинформируя бунтовщиков. Александр Григорьевич призвал активнее «защищать свою страну в сети» и с тех пор белорусский интернет кишит комментаторами, даже зачастую и не скрывающими, что они «на работе».

В начале года Лукашенко подписал изменения в законодательство, регулирующее пользование Интернетом. Закон официально признал существование «черных списков» ресурсов, которые запрещено читать на территории государственных органов. Порнографические сайты соседствуют там с оппозиционными и просто негосударственными СМИ. Впрочем, во время ключевых событий оппозиционные порталы блокируются для всех местных посетителей.

Таджикистан: охота на комментаторов

Ближе всего по степени откровенности к белорусским властям — власти Таджикистана. Еще в марте нынешнего года местным провайдерам было разослано распоряжение Службы связи, предписывающее закрыть доступ к пяти ресурсам, в числе которых и Facebook. Объяснение просто умиляет своей «оригинальностью». «В связи с проведением профилактических технических работ». Подписан документ был главой этого ведомства Бегом Зухуровым.

Может ему бы и поверили, если бы отключение не произошло после того, как в сети стали горячо обсуждать статью о возможности скорой революции в стране. И тот же Зухуров сообщил, что при Службе связи Таджикистана создана некая специальная группа, в обязанности которой входит мониторинг комментариев в интернете. Он заявил, что целью группы будет выявление комментаторов, которые «целенаправленно обливают грязью достойных людей». По егословам, уже есть задержанные и они, понятное дело, получают деньги от врагов таджикского народа. На вопрос, что с задержанными будет дальше: «Я этого не знаю, наверное, их будут… направлять на правильный путь».

Казахстан приравнял к СМИ даже магазины

Казахстан, хотя и обещал ОБСЕ декриминализовать клевету и оскорбления в отношениях со СМИ, делать это не торопится. По тамошнему законодательству все интернет-ресурсы (веб-сайты, чаты, блоги, интернет-магазины, электронные библиотеки и так далее) приравниваются к СМИ и несут такую же уголовную, гражданскую и административную ответственность, которую несут традиционные газеты и журналы. Любые ресурсы, которые, по мнению властей, нарушают законодательство могут отключаться от доступа внутри Казахстана, вне зависимости от страны размещения сервера и регистрации домена.

Начиная с 2007 года, власти активно пользуются этим правом отключения, а список «вырубленных» изданий уже настолько велик, что перечисление заняло бы много времени и места.

Активно применяется и УК, согласно которому за оскорбление грозит либо штраф в размере от одной заработной платы, либо ограничением свободы сроком один на год. В свою очередь клевета чревата наказанием от штрафа (две зарплаты) до ареста сроком до трех лет.

Впрочем, сажать журналистов там предпочитают, как и оппозиционеров, по другим статьям. А именно призывы к свержению власти. И сроки за это больше – до семи лет лишения свободы. И ужаса нагнать на население получается лучше.

Равнение на узбеков

Гонения на свободу слова в Узбекистане уже давно не новость, особенно сильными они стали после расстрела бунтовщиков в Андижане, напоминает в связи с этим ИА Rex. Там с Интернетом вообще тяжко — даже в Ташкенте сходу не найдешь ни сети 3G, ни вай-фая.

9 июля на втором основном телеканале Узбекистана «Ёшлар» (Молодёжный) был показан документальный фильм, авторы которого сравнили социальные сети с пулемётами и ядерными бомбами, заявляя, что «социальные сети уже стали оружием» для врагов, сообщает AFP.

«В чём разница между террористом и страницей блогера в социальных сетях, которые размещают обнаженные фотографии? – спросил в программе эксперт проправительственного Центра «Духовности и просветительства». — Если террористы убивают людей, используя оружие и бомбы, то интернет-пользователей в конце концов убьют с помощью «сладких слов». Существует непосредственная опасность от такого рода массовой культуры нашей государственной политике и нашему суверенитету».

Другой эксперт обвинил Facebook и «Одноклассников» в пропаганде сексуальной распущенности и «излишеств западной демократии». Фильм призывает молодёжь пользоваться местными аналогами этих сайтов, Мuloqot.uz и Sinfdosh.uz.

Тут можно, конечно, вспомнить, что Узбекистан недавно фактически покинул ОДКБ. Но он уже не раз покидал эту организацию и возвращался, а люди там не гордые, привыкли. Да и какая разница, вышел он или нет, если решение укоротить языки «интернет-писакам» — единственная реализуемая договоренность членов данной структуры?