В Сети будут истории болезни XVII века, составленные астрологами

Если бы вы жили в Англии времён Шекспира и у вас, к примеру, заболел ребёнок, вы могли нанести визит врачу-астрологу Саймону Форману и его ученику Ричарду Нейпиру. Они выслушали бы ваши симптомы, подробно записали их, проконсультировались со звёздами и предложили лечение или сделали бы прогноз.

Коллеги считали их шарлатанами, но сегодня у этих господ не такая уж плохая репутация — записи, которые они вели с 1596 по 1634 год, оказались самой обширной и систематической коллекцией историй болезни того периода. Учреждён даже проект по оцифровке и выкладыванию её в Интернет, дабы любой желающий мог ознакомиться с состоянием медицинской науки елизаветинской Англии.

По словам медицинского историка Флюрена Кондро из Цюрихского университета (Швейцария), не принимающего участия в инициативе, мы очень мало знаем о том, что происходило между врачом и пациентом не только в то время, но и в более поздние века. Руководитель проекта историк науки Лорен Касселл из Кембриджского университета (Великобритания) подтверждает: «Если кто-то другой и вёл столь подробные записи, то они не сохранились».

Документы Формана и Нейпира занимают 64 здоровенных тома, в которых описано более 50 тыс. случаев. Неразборчивые для неопытного глаза, они находятся в Бодлеанской библиотеке Оксфордского университета. Цель проекта, созданного к 400-летию со дня смерти Формана, не только в оцифровке, но и расшифровке фирменных докторских каракулей.

Может показаться, что писанина Формана не заслуживает внимания серьёзных учёных. В дополнение к астрологии он пробовал себя в алхимии и, возможно, поклонялся дьяволу. Кроме того, его подозревали в «сексуальной нечистоплотности» и в целом не считали «хорошим человеком». Однако время стёрло все эти недостатки. Форман-астролог чрезвычайно скрупулёзно отмечал имена, возраст, адреса и симптомы пациентов, а также время суток, когда происходил визит. Он также обращал внимание на семейное и юридическое положение посетителя, в результате чего перед историком предстаёт весьма яркая картина жизни той эпохи.

Едва ли исследователи смогут обнаружить в этих документах неизвестные ранее методы лечения или практики. Не стоит пытаться и диагностировать давно умерших пациентов, поскольку описание симптомов могло быть неточным. Главное, что г-жа Касселл извлекла лично для себя, это удивительная конкуренция между астрологами, врачами, травниками и прочими специалистами. У заболевшего человека был богатый выбор, к кому пойти, и астрологи считались самыми авторитетными медиками.